Последнее слово Михаила Ефремова в суде: Боюсь, не доживу до освобождения. Это смертный приговор | статьи на knowcar

Сегодня на судебном заседании по делу Михаила Ефремова, обвиняемого в смертельном ДТП, в последний раз выступили адвокаты обеих сторон. Приговор будет вынесен 8 сентября, и артист сказал свое последнее слово:

«Уважаемое собрание, это, действительно, резонансное дело. Если артист популярный, то и отвечать должен популярно. По полной, больше в два раза, чем обычный человек. Если я не прав, значит, я дважды не прав. Я вел себя, по-моему, нормально, но оказывается все это время я вел себя негативно, потому что я — маленький человек. Никакого негатива я по отношению к потерпевшим не испытывал, не испытываю и не буду испытывать. У них огромное горе, мне их очень жалко жалко, я соболезную и переживаю за них.

А вот к адвокатам потерпевших у меня совершенно другое отношение, потому что они и стали препятствием и для компенсации морального вредя, и для примирения. Все говорят, что это не процесс, а цирк и шоу. Давайте разберемся потихонечку, кто его устроил. Сергей Захаров умер рано утром 9 числа. Уже днем его родственники и семья были на телешоу вместе с адвокатом Добровинским, который вызвался их бесплатно защищать. Если в вашем возрасте вы, Александр Андреевич, решаете приезжать на самокате в суд, то это, наверное, не шоу. Я понимаю вас, вы учились у замечательных педагогов, я их знавал, вы для шоу сделаете все. Я не знаю, почему вы не доучились, насколько я знаю, вас вызвали не за профнепригодность. Вы замечательно играете. Я думаю вас выгнали за аморалку какую-то. Потому что то, что вы делаете — это аморально. Привести сюда вот эту вот, с позволения сказать, даму. Я имею в виду адвоката Бутырину. Я встречал ее в таких местах, куда адвокаты обычно не ходят».

Также Ефремов отметил, что у него не было цели уйти от ответственности. «Я, действительно, сразу сказал, что не буду отмазываться. И я поэтому здесь. Если бы я это делал, пользовался телефонным правом, этого суда бы не было. Я поэтому пошел в суд, хотел сделать все честно и объясниться, разъяснить для себя. И тут я, оказывается, не прав. Надо было отмазываться. А, если бы отмазывался, тоже был бы не прав. Сначала я признал вину. Со всех телеэкранов говорили, что я убийца. Я записал какие-то слова потерпевшим. Опять сказали, что это не им я записал, что я играю. У меня сложная профессия.

Потом я не признал вину. Потому что, во-первых, действительно, не помню ничего и самое странное — не помню удара. Я пытался вспомнить и вспоминаю до сих пор. Мне сказали, что надо выпить столько же, сколько тогда выпил, чтобы вспомнить. Но я все это время не пью, несмотря на то, что некоторые журналисты пишут, что я здесь был выпивший. Это на их совести. Значит, я пошел в суд и не стал отмазываться, но и в этом я не прав. Я не признал вину, но и в этом не прав. Я хотел просто увидеть доказательства. Надо было признавать без доказательств. Разговаривал с Эльманом и сказал ему сразу, что десятку дадут точно. Но он не верил. А я понял, что это лишний мой экспириенс с этим судом».

«Если разбираться, я всегда не прав. Почему я не высказывал соболезнования в суде, когда там сидели потерпевшие? Потому что все сказали бы, что играю на зрителя. Я в тупике. Что бы я ни сделал — все не так, во всем не прав. Это поразительная логика. С одной стороны вы все хотите, чтоб меня жестко наказали, с другой стороны, говорите, что адвокат меня уже жестко наказал. Вы хотите, чтобы он меня наказал своей защитой, и еще жестче? Мы видим 11 лет — что вам мало что ли? В общем я понимаю, что не прав во всем. Ваша честь, я признаю свою вину и искренне раскаиваюсь. Если это сделал я. Но, наверно, по всему, такие шикарные доказательства. Я тем более не знаю, что делать мне дальше. Хочу сказать, что алкоголь — это дикое зло, надо знать меру. Потому что, если не знаешь меру, то пойдешь на 11 лет на нары. Я искренне раскаиваюсь, глубоко соболезную и прошу прощения у семьи Захарова».

В конце Ефремов зачитал стихотворение, которое написал девять дней назад в честь погибшего по его вине Сергея Захарова.

«Сергей, мы не были знакомы.
Наше знакомство стало ужасным, 
Я был в состоянии алкогольной комы,
А ты погиб совершенно напрасно.

Господи, дай мне немного сил, а Сергею — рая,
Вот бы поговорить с ним, увидеть его, помолчать.
Я же дошел до ручки, как в жизни дошел до края…»

Актер отметил, что очень любит жену и детей. Что всю жизнь он пытался вести себя по совести, поэтому не понимает всеобщей ненависти. «Я никогда не пользовался популярностью своей, безнаказанностью. Да, выпивал. Был бы простой человек, не было бы 11 лет. Было бы 7-8. Ну что ж, 11 лет — кровожадно. Боюсь, не доживу до освобождения. Это смертный приговор».

Источник: soulpost.ru

Добавить комментарий